Новости сейчас

Коллектив превыше всего. Почему Китай обвиняют в нарушении прав человека

13

© РИА Новости / Анна Раткогло

МОСКВА, 12 июн – Проект «Россия-Китай: Главное». Права человека за последний год стали одной из самых обсуждаемых тем на мировой арене. Пандемия коронавируса выявила сильные и слабые места в системах здравоохранения и других социальных сферах разных стран. Где-то с эпидемией удавалось справляться благодаря большому числу больничных коек и наследию централизованной системы здравоохранения, в других местах – в силу колоссальной мобилизации ресурсов, жесткого контроля и ограничения индивидуальных прав. Как разные страны отстаивают свое видение прав человека – в материале проекта «Россия-Китай: главное».

Права и вирус

Споры о правах граждан на свободное перемещение были спровоцированы долгими локдаунами – в некоторых странах граждане месяцами не выходили на улицу, соблюдали обязательство носить маски и держать социальную дистанцию. В других из-за длительных ограничений или, напротив, из-за неспособности властей взять ситуацию под контроль, вспыхивали протесты. Помимо этого, в разгар пандемии летом 2020 года во многих государствах проходили манифестации за права этнических меньшинств, распространившиеся по миру после расовых бунтов в США из-за смерти афроамериканца Джорджа Флойда.

Права человека стали острым вопросом не только в западных странах, но и в Азии. Пандемия показала, что в критической ситуации законопослушность граждан – один из критических факторов победы над вирусом. Азиаты оказались более организованы. Во-первых, они уже научены опытом предыдущих эпидемий. Во-вторых, сыграло роль и государственное устройство, и местные традиции.

В Китае, где находился эпицентр пандемии, ограничения, пожалуй, были самыми жесткими. В соцсетях то и дело появлялись видео, как «заточенные» на карантин китайцы отправляют собак на прогулку, спуская их с балкона в корзинке на газон. Облетели интернет и кадры того, как бес церемоний задерживают тех, кто отказывается надевать маску в общественных местах.

Из-за одного случая заражения локдаун могли объявить во всем жилом квартале. Никаких походов за продуктами – зато есть доставка всего необходимого до ворот жилого комплекса. Даже сейчас, спустя год после того, как в Ухане отменили режим чрезвычайной ситуации, на карантин отправляют не только тех, кто мог лично столкнуться с заболевшим COVID-19, но и тех, кто находится в так называемом третьем круге контактировавших. При этом скрупулезно через мобильные приложения отслеживают вероятный перенос заразы, собирая данные о перемещении людей.

Противоречивые обвинения

Коронавирусные ограничения показали, что права человека где бы то ни было иногда приходится ограничивать ради безопасности граждан. И если в этом вопросе власти практически всех стран действовали строго, то по другим вопросам согласия нет.

На фоне пандемии ожесточились споры вокруг политики китайских властей в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Западные страны обвиняют Пекин в нарушении прав человека. В Синьцзяне, как заключили в США и еще нескольких европейских странах, китайские власти проводят геноцид и целенаправленно лишают собственной культуры местные мусульманские народности. Западные исследователи и журналисты приводят в пример бежавших из региона очевидцев, которые рассказывают о нарушении их прав, принудительном заключении и даже пытках в специальных лагерях.

Скандал вышел на новый уровень, когда из-за сообщений о принудительном труде на хлопковых плантациях в Синьцзяне США и Евросоюз ввели против китайских чиновников санкции по линии прав человека. Китай ответил тем же, ограничения коснулись и исследователей, «очернявших» китайские власти.

У Пекина есть свое объяснение того, что происходит в Синьцзяне, и обвинения в нарушении прав человека там не принимают. Особый режим безопасности, уверяют китайские власти, введен в регионе для борьбы с экстремизмом и сепаратизмом. Одна из самых крупных террористических атак произошла в Урумчи в 2014 году, тогда два внедорожника протаранили толпу, а затем в людей бросили взрывные устройства. Погибло 39 человек, почти сто получили ранения.

Чтобы противодействовать распространению радикальных идей, местные власти собирают и проверяют данные о жителях региона. Некоторых отправляют в лагеря профессионального воспитания, где прививают любовь к родине, обучают китайскому языку, чтобы им было легче освоить новые навыки и общаться с согражданами. Китайские СМИ регулярно подтверждают это, выкладывая видео и репортажи о семинарах и круглых столах с участием тех, кто прошел через лагеря профессиональной переподготовки.

Что касается принудительного перемещения местных сельских жителей – с китайской стороны заявляют, что на плантации и производства они отправляются добровольно в рамках схожей программы. Одн из ее целей — дать возможность местному населению заработать деньги. По официальным заявлениям, за два месяца, что длится сезон сбора хлопка в СУАР, можно выручить до 20 тысяч юаней. При этом в 2019 году заработок в 20 тысяч юаней за весь год считался чертой бедности. Более того, у крестьян и пастухов есть выбор, на какое производство отправиться.

Китайская специфика

В конце марта Совет ООН по правам человека принял представленную Китаем резолюцию «Содействие взаимовыгодному сотрудничеству в области прав человека». В документе Пекин обращается к всем странам с призывом вести конструктивный диалог и сотрудничать в совместном строительстве глобального сообщества единой судьбы.

В своей речи глава китайского МИД Ван И отметил, что для Коммунистической партии Китая права человека, прежде всего, сосредоточены в сфере экономического развития страны и обеспечения безопасности граждан. «Права человека – это не монополия небольшого числа стран, и, тем более, они не должны использоваться как инструмент давления на другие государства и вмешательства в их внутренние дела», – заявил он.

Китайские лидеры не первый раз подчеркивают, что, с их точки зрения, права человека для разных обществ имеют разное значение, и не стоит применять единые стандарты для всех, как это пытаются сделать некоторые западные страны. На первом «Форуме по правам человека Юг-Юг», который проходил в Пекине в 2017 году, председатель КНР Си Цзиньпин указал: «Права человека можно и должно продвигать только в рамках национальных особенностей и потребностей народа».

Отвечая на критику, китайское руководство неизменно указывает на свои экономические успехи. В прошлом году Си Цзиньпин официально объявил об окончании тысячелетия крайней бедности в Китае. По итогам переписи населения 2020 года, численность людей с высшим образованием с 2010 года возросла на 73% – с 2,9 тысячи до 15,4 тысячи человек на сто тысяч жителей. Растет и численность городского населения, среднего класса. Так, если в 2000 году средний класс в Китае, по данным Всемирного банка, составлял 3,1% населения, то в 2018-м – 50,8%.

Для китайских властей именно повышение уровня жизни, реформы сферы образования, здравоохранения и социального обеспечения являются фундаментом защиты прав человека. Более того, в силу своей культуры многие жители Поднебесной разделяют мнение, что общественное благо куда важнее индивидуального и готовы терпеть некоторые неудобства ради всеобщей выгоды.

Как бы то ни было, учитывая категоричную позицию как западных стран, так и Китая, согласие по поводу того, что важнее в деле обеспечения прав человека, достичь будет крайне сложно. Остается надеяться на мастерство дипломатов и пользу переговоров на международных площадках.

Источник: ria.ru

Читайте также: