Новости сейчас

МХАТ обслужил Бузову: пели, плясали, резали, душили

29

Все ругают Бузову за то, что одним своим присутствием на сцене МХАТА им. Горького она осквернила святые подмостки. А напрасно, вместо того, чтобы бранить звезду Инстаграма, надо бы сказать ей спасибо. Да за что же это? А за то, знаете ли, что на ее фоне так сразу все стало понятно про этот МХАТ (в массовом сознании пока ещё доронинский): что за артисты там служат, на что способны режиссёры и каких авторов они ставят, а те не стоят. С яркими впечатлениями от премьеры театра на Тверском бульваре — обозреватель «МК».

Несколько дней в Москве кричат, как зарезанные: «Бузова! Бузова!». Будто это она МХАТ подожгла. А что сам спектакль? Удачная, нет? А артисты, а прочее? В нем же не одна Ольга Игоревна играет. Там артистов уймища — вся  сцена ими забита. То поют-пляшут, то революционные речи толкают или  с винтовками по лестницам бегают вверх/вниз, а то режут друг другу животы и глотки. Причём в любой последовательности: по быстрому сплясали грузинскую ас-су, в паузе поговорили про капиталистов-мироедов и угнетенный класс и за старое —  прекрасное  многоголосье.  А там смотришь уже кого-нибудь и порешили. Именно по такому принципу режиссёр Рената Сатириади выстроила своё типа эпическое типа полотно типа о Сталине, с ранней биографией которого  сначала разбирался  драматург Андрей Назаров, чьих пьес почему то не найти в интернете. А вслед за ним и руководство МХАТа, решившее зачем то покопаться в личности Сталина по причине того, что в ней для нас, не современников его, слава Богу, остаётся много темных пятен — надо бы прояснить. Примерно так выразился худрук МХАТА Эдуард Бояков, стоя перед занавесом в цивильном костюме и модных кроссовках, коротенько давая идеологические установки  публике. 

И с его слов выходило, что ни до, ни после товарища Сталина на такого мощного и эффективного лидера нашей бедной стране не везло. И наглядно за два часа силами актерского состава МХАТа, а также приглашённых артистов, театр попытался раскрыть тайну чудесного появления «чудесного грузина» (цитата из В. И. Ленина) в одной отдельно взятой стране и как начинал свой путь этот гиганты мысли,  титан  истории. 

В мхатовской постановке начиналось дерзко — с секса. Товарищ Джугашвили под музыку (!) совокуплялся (где ж такое видано?) с женой Надеждой Алилуевой на казенном диване сразу после исторического XIII cъезда большевистской партии, случившегося после смерти Ленина (покойный в виде статуи). Из-за кожаной спинки дивана взметались голые конечности, мелькали торсы, плечи. А уже в следующей сцене товарищ Джугашвили оказывался в Батуме, где уже юным товарищем Сосо сначала пел и плясал на рабочих сходках, а потом создавал конкретную ОПГ, резавшую и грабившую… для блага партии. Душка-душка-душегуб в исполнении Георгия Иобадзе, подвижный и улыбчивый. Всех остальных грузин мужского и женского пола играли  артисты преимущественно русской национальности. Но пели все-таки приглашённые грузины и делали это хорошо. 

Однако, смотреть всю эту предреволюционно-музыкальную карусель с размахом и национальным колоритом минут через 15-20 становилось откровенно скучно: приём понятен и повторялся, текст плоский и тусклый, особенно в части, касающейся классовой борьбы. Захочешь вспомнить хотя бы одну стоящую фразу и не вспомнишь: что-то про Маркса, его Капитал, типографию и демонстрации. Похоже, что ни артистов, ни зрителей в зале подобный текст не трогал — таким неактуальным, фальшивым выглядел он. Поставленные голоса актёров звучали формально и фальшиво, а что мхатовский бедолаги думали в душе можно только догадываться. Одна из артисток, старательно и по школе изображавшая возлюбленную «чудесного грузина», картинно вскидывала руки и восклицала в правую кулису: «Отец!!!».  

Все шумно происходящее на сцене чем дальше, тем больше напоминало дурной сон, в котором каждый про себя что-то придумал: драматург, что он и вправду может писать пьесы, что артисты МХАТа умеют играть по системе Станиславского (они же — МХАТ как никак). Режиссер Сатириади бредит, что она верная ученица Юрия Любимова (на самом деле сделавшая все, чтобы Мастер покинул свою Таганку), а художники Ирина Титаренко (сценография) и Елена Ярочкина (костюмы) — знают толк в национальном костюме. Как бы не так!

На самом деле, сочиненная большой компанией постановка на тему юности Сталина — из 70-х годов прошлого века какого-нибудь провинциального театра и не передовика, но которому ни с того, ни с сего отвалили много денег на спектакль к годовщине революции. Ну вот они и сбацали. 

Претензии на историчесность  драматургического материала остались претензией. Часть зрителей, которая все-таки силилась хоть что-то понять, запуталась в персонажах — кто кому сын и брат. Так, Сильвестр Ломджария, реальный участник батумских событий начала прошлого века, имел реального брата Порфирия, который во МХАТе стал почему то сыном («Ты украл моего сына!»), а в программке этот Порфирий обозначен как брат Наташи, дочери Сильвестра, но почему то не сыном его. Артисты не одеты, а ряжены под грузин, у полицейских из-под фуражек свисают длинные волосы совсем не по регламенту, да и мундиры носят как двоечники. 

Претензия на заявленный жанр тоже не оправдалась — с трагифарсом у Сатириади как-то не заладилось. Ну не хохмить же театру, возглавляемому лидером ярко патриотического окраса, над чаяниями простого народа или над застреленным не то братом, не то сыном? На фарс не потянули и Ильич с Надеждой Константиновной, которые то и дело возникали то из левой кулисы, то из правой.   Он с цитатой из какого-нибудь письма или статьи, а она почему-то с большим чемоданом, присев на который уточняла источник написания сего. Пара оказалась назойливой и не смешной. 

Публика томилась и ждала выхода дивы, имея на то разные мотивы: фанаты, чтобы зафиксировать криками ее триумф на святой сцене,  театралы — позор там же. Но ни того, ни другого не произошло, но живую реакцию Ольга Бузова все-таки вызвала. Она появилась — кабаретная певичка Бэлла Шанталь, в бирюзовом платье, картинно прошлась и удалилась. Второй выход Ольги Игоревны, впрочем как третий с двумя последующими во втором акте, сопровождался уже пением романсов в присутствии живой обезьянки. Пение убедило собравшихся, что поёт она как может, и нисколько по этому поводу не комплексует. И даже не намерена утруждать себя тянуть какие-то там ноты — это к артистам. В реальном кабаре с такими данными такую птичку на порог бы не пустили. Сценическая Шанталь зубами вцепилась в образа Ольги Бузовой, раскрученный и прибыльный в Инстаграмм. А тут, подумаешь,  какой-то МХАТ, придумавший себе, что сейчас звезда незнамо чего/скорее, всего обслужит академический театр. Не прошло. Это МХАТ обслужил Ольгу Бузову — с огромной массовкой, декорацией, песнями и плясками национального характера. 

Постановка судя по количеству привлечённых специалистов космическая. В списке значатся — вокальный тренер, педагог по грузинскому многоголосью, постановщик грузинских танцев, педагоги по игре на дудуке и пандури, дрессировщик маленькой обезьянки по имени Маша, которая, как к старшей сестренке, прилепилась к Бузовой, и сразу несколько продюсеров — линейный, музыкальный и по видео. Хотя видео было в финале и всего одно, но его, оказывается, тоже надо было продюсировать. 

Во сколько же обошлась вся эта сталинская хреновина МХАТу? Пресс-служба опровергает безумные цифры, гуляющие по Интранету (только два выхода Бузовой под полмиллиона), и называют примерно 14 миллионов, что соответствует  средней  постановке в большом московском театре. Но деньги, уверяет, МХАТ, не налогоплательщика, у государства (Минкульта) не брал ни копейки,  честно заработанные во время пандемии вложил в шоу с Бузовой. Хотел сделать великое историческое полотно о великом Сталине, а получилось  шоу с Ольгой Игоревной, в котором она выступила в паре с обезьянкой. Вот теперь таким продуктом промышляет на рынке досуга театр, который в Минкульт числится среди главных культурных достояний — во всяком случае по названию. Все-таки МХАТ. 

Источник: www.mk.ru

Читайте также: