Новости сейчас

Полгода президента Жапарова: что принес Киргизии ее новый лидер

8

Президент Киргизии Садыр Жапаров пришел к власти в результате Октябрьской революции 2020 года, однако полноценным главой государства смог стать только после январских выборов. Полгода назад за него проголосовали около 80% избирателей при явке примерно в 39%. Своим сторонникам он обещал поднять в несколько раз пенсии и зарплаты, ликвидировать бюджетный дефицит в 500 миллионов долларов и погасить внешний долг в несколько миллиардов долларов.

В Киргизии Жапарова иногда называют смесью президентов Украины и Таджикистана — Владимира Зеленского и Эмомали Рахмона. Энергичный политик и популист, который пытается выстроить в республике жесткую вертикаль власти. При этом успех Жапарова в народе связан не столько с теми словами, которые он произносит, сколько с его поведением в ходе свержения с президентского поста Сооронбая Жээнбекова. Фактически он и его команда оказались единственными, кто не испугался драки за власть в прямом смысле этого слова. На следующий день после беспорядков, вызванных фальсификацией итогов парламентских выборов, на улицах не осталось даже полицейских, губернаторы и мэры массово уходили в отставку, а президента нигде не могли найти.

При этом Жапаров с самого начала своего правления решил, что времени на раскачку у него нет, поэтому запустил Конституционную реформу. Во-первых, ему не нравилось, что Киргизия была парламентско-президентской республикой. В связи с этим форму правления решили сменить на суперпрезидентскую. Во-вторых, Жапаров оказался обеспокоен излишней свободой слова в стране, поэтому данное право ограничили необходимостью соблюдать традиционные ценности. Парламент и правительство превратились в формальные органы власти, судей президент теперь может назначать и увольнять. Зато появился «народный Курултай», который возглавляет президент и перед которым должно отчитываться правительство, но решения которого все-таки рекомендательные.

Оппозиция окрестила вынесенный на референдум проект Конституции «ханституцией», Жапарова обвиняли в том, что он является вторым Бакиевым и так далее. Однако за документ в итоге проголосовали почти 80% избирателей при явке в 36% (минимальный порог был равен 30%). При этом оппозиция за полгода так и не смогла провести ни одного серьезного митинга против поправок или итогов референдума.

«Киргизия стремится к той политической модели, которая существует во всех соседних государствах, — это суперпрезидентская республика. Таким образом Бишкек возвращается в понятный для соседей коридор развития. При этом реформа еще не закончена. Референдум был только первым шагом, предстоит принять пакет законов из 200-300 документов, который конкретизирует то, что написано в новой Конституции, — заявил «МК» киргизский политолог Денис Бердаков. – Предстоит выяснить, как будут проходить выборы в парламент, будет ли закон об иностранных агентах и так далее. Пока нет определенности по очень многим болезненным вопросам, но все они будут решены до сентября»

От сумы до тюрьмы

Едва оказавшись у власти, Жапаров заявил, что большое внимание будет уделять борьбе с коррупцией. Методы у него оказались неожиданными.

Весной 2020 года на все постсоветское пространство прогремело движение Чон казат (Большой поход) во главе со своим лидером Сыймыком Жапыкеевым. В самый разгар локдауна он призывал людей начать раскулачивать проворовавшихся политиков и государственных чиновников. Причем в Кыргызстане не действует срок давности по экономическим преступлениям или коррупции.

Жапарову идея очень понравилось, поэтому его друг и глава ГКНБ Камчыбек Ташиев с осени прошлого года практически каждую неделю отправляет какого-нибудь политика, чиновника или бизнесмена за решетку. При этом в стране по инициативе президента приняли закон, по которому коррупционер может откупиться от тюрьмы, если компенсирует государству весь нанесенный ущерб.

Кто и как определяет сумму, неизвестно, но обвиняемые платят. В общей сложности, по данным СМИ, с 13 человек удалось собрать около 4 миллиардов сомов (около 47 миллионов долларов). Больше всех денег дал бывший замглавы таможни Киргизии Райымбек Матраимов — 2 миллиарда сомов, и неизвестный предприниматель — 1 миллиард сомов. Кроме того, деньги занес бывший премьер-министр республики Омурбек Бабанов — 100 миллионов сомов — правда, как показали дальнейшие события, это не уберегло его от тюрьмы уже по другим эпизодам.

«На бытовом уровне коррупция какой была, такой и осталась. Да и в принципе этот процесс больше похож на экспроприацию у экспроприаторов. Власти нашли оригинальный способ пополнить дырявый бюджет. При этом никто не понимает, как определяется сумма ущерба, которую коррупционер должен возместить государству, но самих обвиняемых это не смущает, они платят. К тому же после этого власти и СМИ начинают относиться к ним не как к казнокрадам, а как к уважаемым людям», — объяснил «МК» киргизский политический аналитик Александр Банников.

Что касается остальных сфер жизни, то там, с точки зрения рядовых граждан, по-прежнему не все гладко. Например, цены на бензин с января по май выросли на 42% — до 53 сомов (62,5 рубля) за литр АИ-95. За полгода продуктовая корзина в Кыргызстане, по официальным данным, подорожала на 186 сомов и достигла 5237 сомов (4471 рублей). Дороже всего обходится мясо — 429 сомов за килограмм (366 рублей), и рыба — 297 сомов за килограмм (253 рубля). При этом официальная средняя зарплата в республике — около 18 тысяч сомов (примерно 15 тысяч рублей).

Дорожает и электричество. По инициативе Жапарова в конце лета тарифы на электроэнергию для большинства жителей могут вырасти в два раза. Только 110 тысяч малообеспеченных семей смогут платить вместо нынешних 385 сомов (324 рубля) за киловатт в час 370 сомов (315 рублей). Для жителей горных районов тариф поднимут до 520 сомов (443 рубля), а «обеспеченным» (то есть всем остальным) придется выложить 740 сомов (631 рубль).

Параллельно с этим 5 мая Жапаров заявил о тотальной приватизации. По данным Фонда по управлению государственным имуществом, в собственности государства остается еще около 50 акционерных обществ, более 100 государственных предприятий, 10 тысяч 406 зданий, 15 тысяч 22 строения, 434 недостроенных объекта, 366 земельных участков, 7 тысяч 907 транспортных средств, 2 тысячи 135 железнодорожных, авиационных и водных транспортных средств, 78 тысяч 385 нематериальных активов, 784 тысячи 90 машин и оборудования. Все это пойдет с молотка. Примерная стоимость имущества оценивается в сумму свыше 80 миллиардов сомов (около 946 миллионов долларов). В итоге, государство останется только там, где существуют естественные монополии и стратегические объекты.

«В основном жители Киргизии зарабатывают благодаря самозанятости. Во борьбы с коронавирусом они столкнулись с серьезными экономическими проблемами. Доходы упали, цены на продукты выросли и так далее. Не добавляет уверенности в завтрашнем дне и ситуация на границе с Таджикистаном, — заявил «МК» киргзский политолог Арсен Усенов. – Что касается новости о грядущем повышении цен на электроэнергию, то в обществе перспективу восприняли неоднозначно. Одни говорят, что цены нужно поднимать, потому что сейчас государство не может покрыть расходы на обеспечение населения электроэнергией, другие считают, что денег и так не хватает, а государство хочет еще больше отобрать. Сейчас идут общественные обсуждения, которые продлятся до конца августа, и может быть повышение цен окажется не таким радикальным. А вот по приватизации пока вообще никакой конкретики нет: когда начнут распродавать, кому, за сколько… Поэтому и общество на это никак не реагирует»

Страна без границ

Помимо решений вопроса внутриполитического устройства станы взялся Жапаров и за болезненный вопрос внешних границ, не решаемый десятилетиями. В конце марта власти Киргизии и Узбекистана объявили, что смогли наконец договориться по вопросу проведения границ. В частности, Ташкент должен был отдать Бишкеку свыше 9 тысяч гектаров, а взамен получал плотину Кепмир-Абадского водохранилища. При этом воду из водоема киргизы могли использовать для полива своих посевов, ловли рыбы и так далее. Кроме того, Узбекистан получал право использовать 95% воды Орто-Токойского водохранилища.

Об этом журналистам с гордостью рассказал глава ГКНБ Камчыбек Ташиев, но его слова не понравились многим рядовым гражданам, которые возмутились тем, что им досталась земля без воды. В результате вспыхнули акции протеста, которые приостановили выполнение соглашения. В Узбекистане, от сделки тоже были в восторге не все: отдали землю, да еще и водой делиться должны. Особенно обидным на этом фоне оказалось то, что киргизы отказались открыть транспортный коридор в Сохский район (узбекистанский анклав). Тем не менее, Узбекистан не Киргизия, и там массовых выступлений зафиксировано не было.

Не успели провести границу с Узбекистаном, как Ташиев уже предложил сделку Таджикистану: киргизы готовы измерить анклав Ворух и либо обнести его границей, чтобы он больше не расширялся, получив взамен беспрепятственный въезд и выезд, либо обменять его на соразмерную территорию в других районах.

Ворух – это около 12 тысячи гектаров и около 30,5 тысячи человек. Чтобы ускорить мыслительные процессы президента Таджикистана Эмомали Рахмона, власти Киргизии решили провести крупные военные учения на границе. В Душанбе сначала помолчали, потом заявили, что Ворух – это не анклав, а 28 апреля между двумя союзниками по ОДКБ начались боевые действия. За 3 дня войны были убиты свыше 40 человек, несколько сотен получили ранения, общее количество беженцев перевалило за 70 тысяч человек. Села, оказавшиеся на спорной территории, были частично или полностью уничтожены.

При посредничестве Узбекистана, России и Казахстана конфликт удалось урегулировать. Стороны пообещали друг другу впредь решать вопросы миром, а Жапаров даже заявил, что собирается провести границу между республиками до конца 2021 года. Впрочем, переговоры ожидаемо начали пробуксовывать, и Бишкек нашел новый способ подстегнуть соседа к миролюбию – запретил гражданам Таджикистана заходить на территорию Киргизии. В результате таджики лишились дешевого маршрута в Россию и торговых путей, проложенных через Киргизию.

В ночь на 4 июня это вновь привело к эскалации конфликта, правда, уже в Ошской области Киргизии и без человеческих жертв. По заявлению Бишкека, таджикистанцы продвинулись вглубь республики на 1 километр и установили там свой погранпункт в виде двух контейнеров. Скандал удалось урегулировать: стороны конфликта синхронно отвели свой войска и договорились о совместном использовании местного пастбища.

«Популистская политика, которая свойственна Жапарову и второму лицу в государстве Ташиеву, подвела Киргизию. Они давали свои обещания так же быстро, как и отказывались от них. Предстоит проделать очень большую работу, чтобы провести границы. Причем одних только договоренностей будет недостаточно. Нужно формировать соответствующую атмосферу доверия и сотрудничества внутри Киргизии, что пока абсолютно незаметно. Вместо того Бишкек ограничил транзит таджикистанцев по своей территории», — заявил «МК» политолог Аркадий Дубнов.

Киргизский Чернобыль

Долгие годы в стране шла борьба за самое крупное предприятие страны – золотой рудник «Кумтор». Президент Жапапров сходу взялся и за эту проблему. В мае власти Киргизии ввели внешнее управление на самом прибыльном предприятии страны. В ближайшее время его обещают национализировать. При этом правительственная комиссия уже выявила ущерб государству со стороны владельца рудника, канадской компании Centerra, в размере 3-4 миллиардов долларов, которые та должна возместить.

Сторонники Жапарова говорят о торжестве справедливости, тем более, что он призвал национализировать рудник, когда был еще депутатом. Противники президента считают, что он совершил рейдерский захват предприятия, который формировал 12,5% ВВП республики.

Как бы там ни было, практически никто не сомневается, что деятельность канадцев в Киргизии была сопряжена с коррупцией, нарушением всевозможных законов, нанесением вреда экологии и так далее. Причем делали они это не одни, а при деятельном участии киргизских политиков и чиновников. Правда, канадцы с такими обвинениями не согласны и собираются судиться в международных инстанциях. В иске они упомянули запугивание сотрудников рудника, необоснованный штраф в несколько миллиардов долларов и так далее.

В ответ ГКНБ возбудил 4 уголовных дела против «Кумтора», обвиняя владельцев в коррупции, уходе от налогов и вреде природе. В рамках битвы киргизских силовиков с канадскими золотодобытчиками уже задержаны несколько влиятельных в республике политиков, среди которых бывший премьер-министр Омурбек Бабанов и брат экс-президента Киргизии, бывший глава парламента Асылбек Жээнбеков.

«Проблемы с компанией существуют больше 20 лет. При этом каждый президент пересматривает соглашение с «Кумтором», говоря о том, что предшественник не учитывал национальных интересов Киргизии. В связи с этим вряд ли можно говорить о рейдерском захвате. Скорее, стороны пытаются выяснить позиции друг друга. При этом мы пока не знаем, насколько эффективнее государство сможет справляться с «Кумтором», чем сейчас это делает канадская фирма. Многое будет зависеть от того, насколько слаженной и ответственной окажется команда Жапарова, которая до сих пор находится в процессе формирования. Если у них не получится стать более эффективными управленцами, жители Киргизии могут решить, что предприятие снова работает в интересах отдельных групп, а не всей страны», — заявил «МК» киргизский политолог Игорь Шестаков.

В свою очередь политолог Аркадий Дубнов не питает больших надежд относительно решения киргизских властей. «Этот рудник можно сравнить с Чернобылем. Все, кто прикасается к «Кумтору», как и в случае с украинской АЭС, получает свою дозу облучения. В результате на каждого из них можно завести уголовное дело. Вот такая страна и единственный источник реальных золотовалютных доходов. Вряд ли задержания бывших политиков и чиновников принесет кому-нибудь успокоение – не в этом проблема Киргизии. Когда Жапаров только претендовал на президентскую власть, он обещал искоренить коррупцию в стране. Но уже тогда это выглядело немного смешно, потому что реальный политик не может не понимать, что коррупцию невозможно искоренить из-за человеческой природы», — сказал «МК» Дубнов.

По словам эксперта, важно не бороться с коррупцией, а выстраивать такую систему, в которой люди будут питать уважение к законам и государственным институтам, ограничивающим это явление. В частности, для этого нужно доверять обществу, а не ограничиваться одним только построением жесткой вертикали власти.

Источник: www.mk.ru

Читайте также: